Анна Попова «Девочка и ее Пес»

— Зачем ты бежишь? — спросил Пес.
— Не зачем, а почему, — ответила Девочка.
— И почему?
Он ждал. Она пожала плечами.
Потому что задает много вопросов, на которые не может ответить, и бежит — от себя? Или любит бег? Или просто не может иначе — не бежать? Или все-таки зачем? За чем-то…
— Я ищу Дождь. Настоящий, — сказала Девочка. — Побежали вместе?
Пес вильнул хвостом:
— Побежали!

Раз-два, раз-два, — стучится в сердце, ровняет дыхание. Бодрая отмашка руками, мягко перекатывается: с пятки на носок, и снова на пятку, и опять на носок; пружинит стопа, прыгает и хлещет по спине хвост. С лавочек смотрят недоуменно, выдыхают сигаретный дым и винные пары, шепчутся, но не пристают — рядом летит стрелой, то забегая вперед, то отставая, Пес.
Они всегда выходят из дома с закатом, а лучше — позже, когда затихают разговоры, разбредаются по темным уголкам парочки, мамы укладывают детишек в кровати и прилипают к плите, телевизору или мужу.
Пес разминает лапы, а она — душу. Оставляет за спиной упреки матери — неряха, лентяйка, когда ж ты за ум возьмешься?! вон у Леночки все, бери пример… забывает близкую сессию, подколки однокурсников. Странная, чокнутая, — самое мягкое, что можно от них услышать. Не чувствует себя «своей», нет, будто из другого мира она… из другого…
— А помнишь, как бежали, и сыпались звезды из-под ног?!
Пес улыбается, розовый язык облизывает морду, будто остались там следы сладкой звездной пыли.
Сшибали вершинки деревьев, гонялись за воздушными змеями… ветер приносил запахи скошенного луга, знойной пустыни, тенистого леса… ключевой воды и земли, распаханной, жирной. Закаты бежали впереди рассветов, а последние не уступали первым. Ночные костры и города пролетали, побуждая снизиться, но не останавливать… бег.
А потом был замок — с красными крышами домов, стенами из желтого кирпича, витыми башенками голубой стали, парадными лестницами и скоростными спусками. Населенный маленькими существами, которые бегали, прыгали, кричали, сражались на стенах замка, непрерывно двигались и… никуда не девались.
Раз-два, раз… раз… замедляет темп, несколько длинных прыжков, и переходит на шаг. Игрушечный замок нежится в ладонях фонарей, желтых и родных. Вот эти башенки, лесенки, горки, качели, которые привлекли ее внимание тогда, давно. И тогда же она остановилась. Бег прервался.
Слезы блеснули на глазах… игровая площадка… дети с утра до ночи, и лишь ночью — пустота и тишина, светлые прямоугольники под окнами пятиэтажки, цветные блики, легкое бормотание телевизоров, музыка, разговоры, и, наконец, темнота и тишина.
— Что, Пес, застряли мы здесь? — спрашивает скорее себя, не его. Она хозяйка, она втянула, ей же и выход искать.
Пес бредет рядом, серый с подпалинами хвост понуро замер.
— Застряли…
Тогда — давно — узнала, что зовут Ириной, что учится на бухгалтера, «о будущем не думает» и что прочно, с корнями, застряла здесь. Что ей восемнадцать и разговаривает со своей собакой. А еще ее считают немного сумасшедшей.
— А ты знаешь, какой он — Дождь Настоящий? Это когда ветер, и гром, и молнии, и воды много-много — стена! Все прячутся, сердце у них трепещет, но от страха — боятся поддаться ему. А ты не боишься. Дождь плачет и смеется, тревожит раны и лечит их. И ты вся — его! Такой Дождь я ищу.
Споткнулась, сбилась с ритма, сделала шаг, другой, остановилась, замерла. Пес обежал дерево, возвращаясь, подпрыгнул на месте: бежим же, ну?!
Мотнула головой — нет!
— Смотри, — прошептала она, обнимая Пса, — слушай.
Звон и россыпь капель, перестук — по дереву, асфальту, листьям, опаленной траве, по лицу и волосам. Кожей чувствует легкие удары, то будто дробь, то нечеткие, смазанные. Гитарные переливы… голос, красивый мужской голос, поющий что-то знакомое, но непонятное. Костер, небольшая группа людей под навесом, ветер… ветер, гитара и песня.
Будто во сне опустилась на лавочку.
— Как ты думаешь, он настоящий?
Пес не ответил, ткнулся мордой в колени, замер, щурясь на заходящее солнце.
— Такой дождь мне нравится, — говорил он без слов.
Долго они вдвоем не были — заметили, махнули рукой, приглашая в круг. Сгустились тучи, ветер окреп, играя молоденькими листьями на гибких ветвях. Зашла под карниз, так теплее, уютнее, люди посматривают с любопытством — на нее и на Пса, но с любопытством неназойливым, потому таким естественным.
Вздыхает и смущается, и слушает, слушает, слушает. Резкие гитарные аккорды и сильный голос, нежный перебор и выдох-стон. Мальчишка, по виду чуть старше ее, держит инструмент бережно и властно, встряхивает головой, откидывая длинные волосы с лица, и поет.
На землю падает пологом дождь.
Они гуляли в парке вчетвером — Иришка с Псом и Димка с гитарой. Двое играли и пели, двое слушали и наслаждались. Так все длилось и длилось, и весна вступала в права, охватывая мирок то жарой, то неожиданным холодом.
Желание уйти, убежать все таяло, и однажды девочка сказала, целуя холодный нос:
— Знаешь, Пес, а я не хочу уходить. Мне здесь — хорошо.
Пес вздохнул, и первый раз она не поняла — грустно или с легкостью.
Предчувствие замерло под сердцем льдинкой. Спешила домой, будто от этого зависела ее жизнь. Подгоняла мысленно автобус, жевала губу… а время текло медленно, ползло вместе с душным транспортом в пробке. На шестой этаж взлетела бегом, не в силах дожидаться лифта. Сердце тоскливо заныло. Пса под дверью не оказалось.
Коврик пуст и холоден, лежат лишь шерстинки, длинные, серые. В миске стынет еда.
— Мама! — не разуваясь, на кухню, срываясь на крик, — мама, где Пес?!
— Я почем знаю? Раздевайся, умывайся, пойдем есть.
— Мам, где Пес, а?
— Да не знаю я!
И отводит взгляд.
Страх и злость переплетаются, бьются в груди, на глазах дрожат слезы.
— Куда вы его дели?
Не сразу, далеко не сразу, и не мама даже, а отец, говорит: в село увезли. Соседи жаловались, да и времени эта собака много отнимает, и вообще, о сессии думать надо.
— Это не собака, это Пес! — выкрик сквозь слезы. — Его нельзя бросать, он же маленький, он заблудится… он же верит! В меня верит!
Впрыгивая в кроссовки и убегая в теплый майский вечер, думала: найти, найти его. Двор встретил равнодушием: какое ему дело до чьих-то бед? Шла, не разбирая дороги, и ревела — от злости и бессилия. Димка, прилетевший по первому звонку, держал за руку и гладил, успокаивал, а она утыкалась в плечо и снова ревела.
— Эй, шубутные, расшумелись тут! — послышался ворчливый голос почти над ухом.
Ребята вздрогнули, сцепились крепче ладони. Ирина шмыгнула носом, пробормотала:
— Извините.
— Э, да ты что, плачешь что ли? — старушка, древняя, как крыльцо дома, нахмурилась. — Так не пойдет, девочка. Что случилось-то?
— У меня Пес… потеряялсяяя, — переходя на вой, поведала та. — Его, его выкинуулиии…
Бабулька, маленькая, круглая и опрятная пожевала губами, да велела перебираться в дом. Руки мыть, за стол садиться. Водрузила тарелку с блинами, горячими, будто их поджидая, пекла.
— Внучка моя, Дарьюшка, хотела приехать, да не смогла. Чуть старше тебя, вертихвостка. Ну рассказывай, что приключилось-то. Да ты пей чай, пей, и с начала рассказывай, чтобы понятно было.
И девушка рассказала: и про Пса, и про поиски, и про вечный бег, который никак не должен остановиться. Старушка слушала, складывая и раскладывая салфетку на коленях. Глянула хитро.
— Значит, увезли твое чудо, а где искать его, не знаешь?
Девочка кивнула. Слез уже не осталось, щеки высохли и немного чесались.
— А ты позови. У тебя же пес — звездный. Он услышит и придет.
— Так просто?
— А почему должно быть сложно?
Ира пожала плечами и улыбнулась. Умерив бег, почти остановившись в этом мире, поддалась большинству и перестала верить. Но ведь чудо — никуда не делось.
Большой серый пес прыгал вокруг девушки, худенькой и невысокой, почти еще девочки. Носился кругами, наскакивал и отбегал, лаял радостно и вставал на задние лапы. Она смеялась и носилась вместе с ним, быстроногая, легко касалась загривка, с визгом катилась по земле и тут же взлетала на ноги.
Мальчишка смотрел на них, едва заметно улыбаясь. В душе боролись два порыва: сорваться с места, подхватить на руки и кружить, кружить, или взять гитару и сыграть нечто такое, чтобы замерли и застыли, прислушиваясь и придвигаясь ближе.
В груди растекалось нежное: Иришка… девочка не от мира сего. Она ненормальная и разговаривает со своим Псом.
А еще я люблю ее.

© Попова Анна, 2010

Нет комментариев
Оставить комментарий

  • Спасибо cтудии Dvis за предоставление хостинга и поддержку. Вам всем – за посещение, внимание и участие в работе проекта. Мне самому – за настройку пламенного мотора и за то, что не забросил эту идею
    Сотрудничество Авторы Контакты