ondantr «История о том, как встретились господин Пу и Шуррр»

Господин Пу. Отличные друзья. Отличные от многих и от друг друга.
У господина Пу есть мудрое око, две пары хвостов и  пытливый ум. Пу любит пить газовые коктейли, заедая их кофейными чашками. Он — непоседа.
Шуррр тот из семейства мурчащих, трехглазых. Улыбка, во всю зубную пластину. Харизма — его второе имя. Поэзия- третье. Четвертое — потерялось. Но это не страшно. Рано или поздно он найдет его. Ведь Шуррр никогда не унывает. И вот тому доказательство…

Господин Пу проснулся как то на восходе от мысли что пора в дорогу. Поэтому немного поболтав с соседкой, господин Пу быстренько заправил свой звездоплет и вылетел в сторону созвездия Колеса. Путеводители всегда особенно настойчиво уговаривали посетить этот уголок космоса, но Пу не очень любил слушать их болтавню. Впрочем, сегодня из-за приступа приключенческой лихорадки он был покладист. Плюхнувшись в гамак, Пу слушал тихий шепот космической пыли и неспешно играл сам с собой в Дзынь-шашки. Выигрывала та часть что была слева.
Тут бы нам и описать правила игры — да время вышло.
Оно на мягких лапах прыгнуло на две галактики в бок к чайному домику господина Шуррр и стало диктовать свои условия.
Итак, в тот самый момент когда господин Пу, подумывал не захватить ли ему сахарную фишку противника, Господин Шуррр пропалывал строфы. Вооружившись пером и мерцающим бальзамом, он вылавливал серые и скучные слова, превращая их в игривые метафоры.
Он мог заниматься этим бесконечно.
Ночь и день играли друг с другом в салки, реки застывали и вновь таяли под солнцем, но Шуррр не успокаивался до той поры пока стихи не начинали напоминать охапку ярких и свежих цветов.
Так было и в этот раз за одним единственным исключением. Лишь только господин Шуррр выловил очень угловатую несуразность и собирался перейти к следующей строчке, как его маленький домик содрогнулся и в окно влетела толпа крайне неприятных субьектов.
Вооруженные до хвостов, они больше всего напоминали собой попрыгучих луногрызов. А как известно с ними лучше дел не иметь. У господина Шуррр, в общем то дел с луногрызами и не было, он это помнил точно. Чего к сожалению нельзя было сказать о бесцеремонных пришельцах.
— Мы забираем это, это и это — самый крупный луногрыз ткнул по очереди в тетрадь стихов, чашку с бальзамом и в самого пушистого поэта.
— Что вы себе позволяете — только и успел пискнуть Шуррр, но схваченный за шкирку был, безжалостно засунут в мешок и вынесен из дома.
Вот такой поворот нашей истории! Только ветер свистит в ушах!
Тут надо заметить луногрызы являлись самыми настоящими звездными разбойниками. За долгие годы шатаний по вселенной, они набирались таких глупостей, что и представить страшно. К примеру, похищение господина Шуррр, произошло лишь потому что вожак луногрызов, подобрав фразу, оброненную портье в одном из отелей: «Шуррр — это наше величайшее сокровище… », разжевал ее через чур буквально.
«Сокровище — значит нужно захапать и продать» — сверхновой взорвалась мысль в голове луногрыза и тут же понеслась сподвигать все остальные части его тела к действию. Раз, два! Хей-хоп. Бадам!
И вот уже бедный госопдин Шуррр томится в грязном мешке (судя по запаху из под кураги), а огромный кашалотофрегат луногрызов на всех парусах спешит к планете скупщиков краденного Плохлежит.
Что может быть ужасней плена и неизвестности? Смерть от блуждающей посмехотки? Пытка стихами любвипокорных графоманов? Или быть может сломанный коготь? Пожалуй. И любой бы в такой ситуации опустил лапы, но только не господин Шуррр. Нет! Наш герой был из породы боевых котов, рожденных ограниченным тиражом и не теряющихся в любой ситуации. Едва затихли шаги разбойников, как Шуррр тихонько взрезав когтем ветхую ткань мешка огляделся. Трюм разбойничего кашалотофрегата был зрелищем для слабонервных. Повсюду валялась плохо переваренная руда (кому трюм, а кому и желудок!), сновали ящики с разным хламом, несколько крохотных комет тихонько храпели у потолка, а стены отрастив уши чутко ловили каждый шорох.
«Ну и местечко» — подумал господин Шуррр. « Надо поскорее выбираться отсюда».
Но иной раз легче подумать, чем сделать. Все двери в трюме были застегнуты на молнию, а единственное крохотное окошко, было забрано решеткой.
«Думай, Шуррр, думай» — пиная ящики и кусая кисточку на ухе, размышлял поэт — «Ты маленький — но быстрый. Что это дает? Ничего. Ты слабый, но умный. Снова — ноль.
Ты не великий воин, ты талантливый поэт. А это…»
Господин Шуррр юркнул в мешок, еще недавно бывшей его темницей и достал тетрадь стихов…
Ой! И снова время решило поиграть с нами всеми в кошки-мошки. Приношу извинения, однако кто есть я и кто — оно?
В этот раз ему не пришлось прыгать очень далеко. Крохотный шаг и мы уже знаем что господин Пу, на голову разгромив свою правую сторону, пытается перекусить водяными яблоками. И верно у него бы это с успехом получилось, если бы не пронзительный шепот ботового компьютера «К нам приближается неопознанный корабль. Совет- надеть каску».
У любого разумного существа тут же бы возник вопрос «Почему каску?». Но поскольку господин Пу был обладателем коллективного разума, он молча выполнил рекомендацию и только после этого принялся обсуждать сам с собой странные слова компьютера.
«- Если, есть предосторежение, это не спроста. Так господин У?
— Верно. Я думаю, что наш компьютер просчитал траекторию и вынес суждение о возможно столкновении, господин П.
— Очень даже запросто! Ведь мы не зря поделились с ним несколькими колониями своих клеток!
— Однако мне только что пришла мысль, может быть проще поменять курс?
— Курс? Но раз нам посоветовали одеть каску, это бесполезно!
— Компьютер может ошибаться.
— Тогда действительно лучше…»
Что именно лучше, господин Пу не успел обсудить так, как вынырнувший из бурлящего космического течений кашалотофрегат, беззвычно заглотил маленький кораблик и понесся дальше.
А что же с нашими героями?
Темно. Темно. Светло. Дзынь. Примерно, такой набор ощущений пережил господин Пу, болтаясь в гамаке и стукаясь каской о недоеденную кофейную чашку. На четвертом «дзинь» вращение замедлилось, зато сработала катапульта. Пу успел увидеть обширный трюм, сонные кометы, и стремительно приближающуюся стену. «Все же компьютеры не ошибаются. Разобьюсь» — промелькнула у него мысль.
«Не разобьешься» — поймал ее за хвост господин Шуррр, а следом перехватил и самого господина Пу. За тоже самое место, между прочим!
Говоря, по чести, наша история уже почти подошла к концу. Малиновому с запахом кофе и превосходного сырного чая. Уже готовятся отправится в кровати беспокойные младенцы, зевают заскучавшие челюсти и ласковый брат беспощадной сестры дует сонную пыль в широко распахнутые глаза. Тсссс. Еще немного. Осталось всего два тихих колебания суперструн.
— Где я? — прошептал господин Пу, сразу после слов автора и с трудом смог открыть свой глаз. Тяжело дышащий потолок нервно вздрагивал, а слева висела чья-то мохнатая мордочка.
— Вы в желудке кашалотофрегата, если будет угодно — вздохнула мордочка — Должен принести извинения, но именно из-за меня вы оказались в этом месте.
— Неужели, столь приличный на вид разумный и промышляете разбоем — укоризненно спросил господин Пу.
— Разумеется нет! Я был точно таким же пленником, как и вы. Я поэт. Мое имя Шуррр
— Неужели! — обычная невозмутимость изменила господину Пу и он вскочил на хвосты — Но как! Как во имя всех звездных волков, лучший поэт галактики оказались тут?
— Ооо это печальная история, мой друг. Очень печальная. — уселся на отдыхающий ящик Шуррр — Луногрызы. Именно они похитили меня неведомо с какой целью. К несчастью этого мы уже и не узнаем.
— Отчего? Неужели …
— Что вы! — фыркнул Шуррр — Конечно нет. Я поэт, а не убийца.
— Но …
— Все просто мой друг. Дело в том, что кошалотофрегат, заключил их в темницу, где то в районе своего хвоста и боюсь не под каким соусом, даже томатным, не выпустит их на волю.
— Потрясающе! И как же вы смогли добиться этого, уважаемый Шуррр?
— Поэзия. — гордо ответил пушистый поэт и кивнул на свою тетрадь. — В этом трюме повсюду уши. Я читал стихи. Я ими выдыхал. Я их дарил. И кошалотофрегат проснулся. Он стал мечтать.
В наступившей тишине было слышно, как в трюме тихонько урчит довольная дверь.
— Да, вы настоящий волшебник, мой друг.
— Льстите.
Господин Пу в восторге пожал господину Шуру лапы.
— Ни капли. Сюжет достойный книги!
— Или стихотворения. — улыбнулся господин Шурр — Вот долетим до созвездия Колеса и я, пожалуй, действительно примусь за дело.
— Какое совпадение! А ведь уважаемый Шуррр, я именно туда и держал дорогу! Да… — господин Пу, вопросительно изогнул один из хвостов — Одина вещь по-прежнему не дает мне покоя. Уж если вы подружились с нашим замечательным кораблем, зачем тем не менее схватили меня?
Пушистый поэт быстро оглянулся по сторонам и приложил лапу ко рту.
— Видете ли , мой друг, я тут совершенно не причем — прошептал он — Просто кашалотофрегаты иногда зевают….
А потом были быстрые скачки от созвездия к созвездию. Ласковые поцелуи разноцветных солнц и наконец оживленная трасса ведущая к созвездию Колеса.
И когда наконец они долетели — был чудный вечер. С неба падали звезды. Янтарные круги небесных островов всходили и заходили на горизонте, а господин Пу и господин Шурррр пили на террасе маленького ресторанчика сырный чай, не забывая угощать при этом и кашалотофрегата. Трое друзей. Самых отличных друзей во вселенной. Точка!
Да! Мы чуть не забыли про Луногрызов. Они, как и полагается разбойникам понесли самое суровое наказание. Но это как говорят на одной маленькой, и смешной в своей овальности планетке: «Совсем другая история»

(с) 2007 Корниенко Дмитрий

Нет комментариев
Оставить комментарий

  • Спасибо cтудии Dvis за предоставление хостинга и поддержку. Вам всем – за посещение, внимание и участие в работе проекта. Мне самому – за настройку пламенного мотора и за то, что не забросил эту идею
    Сотрудничество Авторы Контакты