Ондантр «Байки старого Когтя». История первая

– Знаете, салаги, что самый страшное в море? – раскуривая трубку с вишневым табаком, прохрипел старый портовый кот в окружении всякой мелкопушистой малышни из окрестных переулков. Тут, на чердаке таверны, людского гомона почти не было слышно, зато плеск волн и скрипы старых досок обнимали со всех сторон.

– Кит? – пискнул рыжий котенок Боня из-под стула.

– Шторм? – оторвался от своей кружки с молоком хомяк Дон.

– Пи-пи-пи-раты? – зажмурилась от страха шиншилла Динка.

Кот шевельнул рваным ухом и, затянувшись трубкой, пустил ароматные колечки дыма к потолку.

– Нет, нет и еще раз нет! Сразу видно, что вы сухопутные жители. Запомните: страшнее зверя нет на море, чем чайки-скучайки.

– Опять вы шутите, дядя Когть, – хихикнула Динка.

– Делать мне больше нечего! Конечно, нет, покусай меня морская черепаха! Слушайте сюда, салаги, и мотайте на ус – у кого он есть, конечно. Шли мы на старом разбитом корыте из Мяунако на Шуаити. Ветер был попутный, паруса насвистывали джигу, а команда подобралась такая душевная, что даже солонины мне перепадало. И вот идем мы до Сияющего меридиана, как вдруг выныривает поутру огромная такая морда с высунутым языком. Смех-рыба! Ну, капитан, ясное дело, сразу – поворот оверштаг, всем в уши воску, чтобы, значит, не разобрало, да только без толку. Как начала жуть эта рожи корчить, тут-то, якорь мне в ухо, все так и попадали на палубу. Даже на что кок у нас серьезный парень был, все равно едва животик не надорвал. А рыбе того и надо! Рассмешила она нас, а потом набрала полный рот хиханек – и на глубину. Думаю, хватило тогда той рыбе смеха нашего на целый месяц. Ей хорошо, а мы на палубе валяемся, пошевелиться не можем. Наконец боцман кое-как встал, сходил за водой, привел остальных в чувство. Мы – глядь за борт: вдруг унесло нас далеко?Да нет, море спокойное… ну, как зеркало. Команда обрадовалась: вроде бы как и не в убытке, все в порядке. А смех? Смех – дело наживное.

Свистали всех наверх, привели корабль в порядок – можно и дальше в путь. Солнышко вовсю шпарит, чайки порхают – красота! Только ветра нет, хоть ты об мачту треснись! Ладно, легли спать. Вахтенный у штурвала, шкипер в полглаза на карту смотрит. Ждем, значит, пока ветер подует. Назавтра опять тихо. И на следующий день, и потом… В общем, дело – табак. На пятый день собирает нас капитан и говорит: «Вот что, ребятушки. Думется мне, что рыба-то не одна была. Старики рассказывали, что к ней на брюхо обычно цепляются чайки-скучайки. Хихикающие крошки подбирают. Только рыба, надо полагать, слишком быстро на глубину ушла, а они, верно, не поспели. Поэтому пока не отобъемся от них, ходу нам дальше не будет. А что хуже всего – могут заскучать до смерти».

Мы – по сторонам, да по закоулкам. И то верно: везде следы чаячьи, но самих не видать. Капитан руками разводит: «Откормили мы их за пять дней, уже на хребет они к нам залезли, а нам невдомек». Осмотрели мы друг друга: на первый взгляд, все, вроде, в порядке. А пригляделись – у каждого на плечах отметины от когтей. Вот здесь, шкот мне вокруг хвоста, мы и перепугались. Как поймать да выпроводить тех, кого не видно?! Думали, думали, пока моя очередь на вахту заступать не настала.

Встал я ночью, иду к штурвалу. А на душе мыши скребут, ну прямо сил нету! Ох, думаю, не выберемся мы из этой передряги! Будут мои косточки чайки-скучайки глодать. И так мне от этого слезливо стало, что достал я из-за пазухи гармонику, дедушкой еще дареную, да и начал наигрывать «Радужные рукава». Решил хоть напоследок повеселиться. Вы же слова-то этой песенки знаете? Про то, как летучая кошка летучую мышку в гости звала, да потом с ежом догонялки устроила. Играю, играю… И вот слышу: «Ка! Ка!» – за плечами. Глазами стрельнул – чайка. Ну, тут я ее, голубушку, и закогтил. Не до смерти, конечно, но перья полетели – любо-дорого смотреть! Она – шмыг – и за борт! А я бегом в кубрик всех будить, песни петь, да прибаутки рассказывать. И получаса не прошло, как сбросили мы чаек-скучаек за борт, и, хотите верьте, хотите нет, а с первым лучом солнце подул попутный ветер, а паруса снова затеяли свои перепевки.

– А… а почему же вы раньше, дядя Когть, с командой веселье не устроили? – робко поинтересовался Боня.

Седоусый кот усмехнулся, опустошил кружку рома с молоком и начал набивать в трубку свежую порцию табаку.

– Да как-то не тянуло, ребятки, смеяться… После того, как десять часов напролет Смех-рыба тебе пантомиму устраивает.

© Дмитрий Корниенко, 2009

Нет комментариев
Оставить комментарий

  • Спасибо cтудии Dvis за предоставление хостинга и поддержку. Вам всем – за посещение, внимание и участие в работе проекта. Мне самому – за настройку пламенного мотора и за то, что не забросил эту идею
    Сотрудничество Авторы Контакты