Ксения Беленкова «Путешествие Вани Царькова в Красочную страну»

Ваня Царьков был счастливым мальчиком, а сегодня даже чуть-чуть счастливей, чем обычно. Он сидел в своей комнате среди груды игрушек: там были и танки, и самолеты, и мотоциклы, а уж кубиков с солдатиками — не перечесть. Была даже одна кукла балерина и целых три медведя, да еще один не совсем целый — без уха. Но Ваню сейчас не интересовали игрушки, он заворожено разглядывал огромный леденец на палочке. Этот леденец подарила ему только что тетя Настя — мамина подруга. Ваня не очень любил встречать маминых подруг, пожалуй, даже больше не любил, чем встречать папиных друзей. Папины друзья обычно лишь крепко сжимали его ладошку, тяжеловато опускали свои большие руки ему на макушку и трясли Ванину голову. После этого обряда можно было чувствовать себя совершенно спокойно весь вечер и без боязни крутиться рядом. А вот мамины подруги — это настоящее стихийное бедствие. Переступив через порог и увидев Ваню, они начинали закатывать глаза, охать, ахать, разводить руками, а потом неминуемо сводить их, ощупывая каждый сантиметр детского организма. Некоторые даже умудрялись щипать его за щеки. За такое дело, по Ваниному мнению, нужно было сразу выдавать справку «Не допускать до детей!» Пережив появление маминых подруг без видимых потерь, надо было немедленно тикать куда подальше и вовсе не показываться на глаза. Но мы же знаем, что Ваня Царьков был счастливым мальчиком, а значит, за все мучения ему полагалась заслуженная награда — из скрипучих кожаных сумок маминых подруг обязательно извлекались небольшие подарки. В этот раз тетя Настя, выпустив Ваню из своих цепких объятий, достала из сумочки огромную конфету на палочке. Ваня сразу рванул в свою комнату и уже там развернул обертку. Прозрачная карамель словно светилась — внутри переливались всеми цветами радуги множество лент-дорожек. Ваня следил за тем, как они танцуют друг с другом, сплетаются и снова разбегаются — красная, оранжевая, желтая, зеленая, голубая, синяя, фиолетовая…
Рядом с Ваней так же заворожено взирал на конфету смешной пес с еще более смешным именем Ластик. Ластиком его прозвали за гладкую белую шерстку, которую украшала пара пятнышек: черное — на носу и коричневое — на животике. Именно Ластик и оторвал ухо четвертому Ваниному медведю, а теперь явно покушался на разноцветную карамель.
— Нет уж, конфеты тебе не видать! — сказал Ваня и совсем не по-дружески выпихнул Ластика за дверь, где его неминуемо ожидала теплая встреча с тетей Настей.
Но и Ваня не спешил есть карамель, уж больно красивая она была. Столько ленточек спрятано в ней, и кажется, будто у каждой есть своя цветная душа, свой характер, своя история…
Ночь уже подкралась к окошку Ваниной комнаты, а конфета так и оставалась нетронутой. В детскую заглянула мама и сказала:
— Ванюша, собирай игрушки — пора спать!
Тогда Ваня начал складывать танки, самолеты, мотоциклы и кубики в ящик, сверху он положил четырех медведей, а балерину поставил на полку. Конфету же Ваня взял с собой в кровать и еще долго-долго всматривался в ее разноцветный внутренний мир, пока глаза не закрылись сами собой.

Ваня открыл глаза и сразу понял, что оказался в каком-то чудесном сказочном мире. Вокруг все было такое яркое и красивое, будто нарисованное красками. Заливные луга раскинулись по обе стороны дорожки, ведущей в небольшой городок, крыши домов которого выныривали из-за крон деревьев. Парк выглядел необыкновенно. Тут были деревья, на которых росли не только цветы и плоды, но и конфеты, и пирожные, и даже игрушки. Сейчас Ваня проходил мимо дерева, с веток которого свешивались маленькие вертолетики. Они были разноцветные — желтые, оранжевые, но больше всего голубых. Ваня осторожно дотронулся до одного, и тот, как стрекоза, встрепенулся, закружился, а потом сел Ване на нос. Послышался запах ванили или марципана. Ваня схватился за нос, но вертолетик вовремя взмыл вверх, поднялся над деревом и полетел ввысь, за облака. Ваня задрал голову, и тут его ожидало новое открытие. Посреди лазурно-голубого неба стоял огромный белый бык и держал на своих рогах солнце. Копыта быка опирались на далекие горы, а сам он был такой величественный и спокойный, будто хранил весь этот сказочный мир. А через леса, поля и горы перекинулась широкая семицветная радуга. Ваня еще долго бы стоял, задрав голову и раскрыв рот от удивления, но вдруг услышал тоненький голосок.
— Закрой рот, вертолетик залетит!
Сию же минуту тот самый вертолетик, что недавно поднялся в небо, так же стремительно пикировал вниз и угодил прямо Ване в рот. Оказалось, что на вкус он действительно — чистый марципан. Раздвигая траву острым носиком симпатичной мордочки, на дорожку вышло странное существо, больше всего напоминающее маленькую кошечку. Ваня присел на корточки и, жуя вертолетик, спросил:
— Куда это я попал, кто ты?
Славный зверек почесал передней лапкой острый носик и ответил:
— Ты попал в Красочную страну, а меня зовут Кисточка. Если хочешь, давай вместе прогуляемся, у меня все равно есть много свободного времени — прямо от этого дерева и до самого вечера.
— Наверное, я сплю? — озадаченно прочавкал Ваня.
— А может и спишь, что с того? Гулять-то будем?
Ну конечно Ваня не мог отказаться! Погулять по такой чудесной стране да еще с таким проводником — что могло быть интереснее? Они пошли по изюмной дорожке, прямо к маленькому городку. По пути Ваня съел несколько плодов с конфетного и вафельного деревьев, а сейчас заедал их пучком изумрудной травы, по вкусу напоминающей сахарную вату.
— У нас здесь все съедобное, только палочки с коричного дерева не советую есть, от них потом целый день чихаешь, — рассказывала Кисточка.
— Кто же живет в этом городке? — спросил Ваня, когда они с Кисточкой вышли на первую улочку.
— Здесь живут краски, — ответила Кисточка. — Хочешь узнать их поближе? Я могу вас познакомить.
Вот за деревьями показался первый домик — как и все в этой стране он был очень яркий. Стены его сверкали синим цветом, а крыша, крылечко и ставенки на окнах — красным. Ну очень красивым был этот домик! Ваня даже подпрыгнул от удивления и радости, когда увидел первого жителя городка. Отворив красные ставенки яркого домика, на улицу выглянул небольшой человечек совершенно синего цвета. Он опасливо посмотрел на Ваню и снова закрыл ставенки. Через миг дверь домика распахнулась, и из него выскочил второй человечек, как две капли воды похожий на первого, только весь красный.
— Привет, Кисточка, у нас гость? — задорно крикнул красный и приветливо помахал рукой.
В это время синий человечек осторожно показал нос из-за двери и с интересом стал разглядывать Ваню.
— Это Трусишка и Смельчак — два брата, — шепнула Кисточка. — Пойдем дальше, а то Смельчак замучает разговорами о своих подвигах, а Трусишка решится подойти к тебе еще не скоро.
Ваня с Кисточкой прошли совсем немного — и вот перед ними следующий домик. Он оказался не менее красивым, чем первый. Только его стены были желтыми, а крыша, ставенки и крылечко — зелеными. Ваня удивился чуть меньше, зато так же сильно обрадовался, когда увидел абсолютно желтенькую малышку, которая добродушно улыбалась прохожим, сидя у окошка. На крылечке домика суетилась другая, совершенно зеленая, фигурка. Она сметала сор со ступенек и бурчала:
— Ходят тут всякие, понимаешь ли, покоя никакого нет…
— Здравствуй, Сердитка! — весело ответила Кисточка зеленке. — Здравствуй, Добруля! — обратилась Кисточка к солнечной фигурке в окошке.
Желтенькая малышка засуетилась, засветилась и ласково сказала:
— Заходите к нам, я вас чаем угощу!
— Спасибо, Добруля, в другой раз, я еще не со всеми красками нашего гостя познакомила.
— Я понял, понял! — радостно воскликнул Ваня, когда они с Кисточкой немножко отошли от желто-зеленого домика. — Эти братья: красный Смельчак с синим Трусишкой. И сестры: солнечная Добруля и зеленая Сердитка. Все ваши краски живут парами — хорошая и плохая!
— Ничего ты не понял, — фыркнула Кисточка, — у нас все краски хорошие!
— Ну как же хорошие? — удивился Ваня. — Этот Трусишка боится даже нос показать из дома, а Сердитка все время ругается и злится.
— Характер у всех не сахар. За сахаром можешь на поле сходить, да накосить, сколько вздумается! — продолжила Кисточка, — Добруля, конечно, замечательная, но с ней же со скуки умрешь: «Поешь да попей» и так с утра до вечера! Она ведь и шоколадную козу с пастбища домой загнать не может — злости не хватает. Да что там, Сердитка даже леденцовых комаров от своей сестры отгоняет, той всех жалко. А Смельчак давно бы уже покалечился, кабы Трусишка его не удерживал. Этот красный молодец запросто может на ветку залезть и отрубить ее напрочь вместе с собой. Теперь понял?
— Понял, — смущенно ответил Ваня, — все краски хороши, а лучше всего — их дружба.
А тут уже и новый домик показался: стены — рыжие, а крыша, ставенки и крылечко — фиалковые. На скамеечке возле дома сидел фиолетовый человечек и слагал печальные стихи:
Ненастье, буря и гроза
Меня тревожат день и ночь…
Вдруг с дерева чуть ли не на голову унылому фиолетику свалился смеющийся рыжик и закончил стих:
Скорей утри свои глаза
И прогони печали прочь!
Карманы рыжика топорщились от марципановых вертолетиков, несколько из них кружилось вокруг его радостного личика.
— Привет, Кисточка! — зазвенел голоском оранжевый.
— Здравствуй, Кисточка, — томно протянул фиолетовый.
— Это Грустик и Смехач, — пояснила Кисточка.
— Мне жаль Грустика, он всегда такой несчастный? — спросил Ваня.
— Ой, только сам не грусти, а то знаешь, что будет? — засуетилась Кисточка и, взглянув на Ванины руки, воскликнула. — Вот смотри, уже началось!
Ваня посмотрел на свои ладони и увидел, что они становятся фиолетовыми.
— Что это со мной? — испуганно спросил Ваня, наблюдая, как синева потянулась вверх к локтям.
— В нашей стране так всегда, если ты не можешь управлять собой — сразу становишься красочным. И нам прекрасно видно, что ты сейчас чувствуешь.
— Но что же делать, мне и правда жалко Грустика!
— Успокойся, Грустику нравится быть таким унылым. Единственное, что может ему навредить — это твоя грусть. Знаешь, ведь когда какой-нибудь ребенок, побывавший в нашей стране, начинает плакать, крыша домика Грустика и Смехача сразу тает и стекает вниз фиолетовой лужицей. А построить дом заново можно лишь тогда, когда малыш снова начнет радоваться.
— Я постараюсь больше не капризничать и сильно не расстраиваться, — пообещал Ваня, и его руки снова приобрели естественный цвет.
— Это уж точно, постарайся, — ответила Кисточка. — Человек, всегда имеет оттенок того цвета, который несет в себе. Можешь сам понаблюдать. Добряки — светятся. От злости — зеленеешь. Смельчаки — красуются. А теперь сам догадаешься, откуда твои рыжие веснушки?
— От смеха? — зарумянился Ваня.
— Точно, и я бы не советовала тебе с ними расставаться! — сказала Кисточка и потерлась о Ванину ногу.
Меж тем из-за деревьев показался последний домик, он весь был голубой.
— Тут живет Мечта, — сказала Кисточка.
К домику подошла очень красивая и совсем голубая малышка с огромным букетом цветов.
— А с кем живет Мечта? — спросил Ваня.
— Мечта живет одна. Она все время надеется, что кто-то скрасит ее одиночество. И к ней часто приходят свататься то Смельчак, то Смехач, даже Грустик приходил. Но первый оказался слишком бесстрашным, второй слишком веселым, а третий измучил Мечту печальными любовными стихами. Вот она всем и отказала. Так и живет одна и все мечтает, мечтает, мечтает…
Вдруг руки Вани опять начали синеть — он не на шутку испугался! По небу плыла огромная черная в звездах корова. Она приблизилась к светлому быку и начала слизывать солнце, что покоилось на его рогах.
— Ай-ай-ай! — запричитал Ваня. — Черная корова слизала солнце!
— Ну конечно, и в нашей стране наступает Ночь, а День должен отдохнуть, — сказала Кисточка и зевнула, — зато в вашем мире, наверное, уже утро. До новой встречи, Ваня…

Ваня проснулся. Леденец лежал рядом на подушке. Мама ласково гладила Ваню по щеке и ее руки как будто чуть-чуть светились.
— Доброе утро, малыш! Иди умываться и садись завтракать.
Весь завтрак Ваня не мог забыть о Красочной стране. И сразу после еды понесся за своей чудесной конфетой. Он вбежал в комнату и увидел страшную картину: Ластик выплюнул на пол палочку — и это было все, что осталось от волшебной карамели!
— Что же ты наделаааал! — заныл Ваня, и его слезы закапали на мягкую шерстку Ластика, который очень виновато смотрел на хозяина, но не переставал облизываться.
Не успел Ваня серьезно расплакаться, как вспомнил про Грустика и крышу его дома. Пожалуй, она уже потекла!
Ваня скорее достал из стола альбом и краски, а затем нарисовал всех своих новых друзей. И каждого он рисовал с любовью — и Грустика, и Трусишку, даже Сердитку, ну и конечно — голубую Мечту. Не забыл он и про черную в звездах корову Ночь. Затем Ваня аккуратно повесил рисунки над кроватью — теперь он точно знал — его Красочная страна всегда будет рядом!
Вечером в Ванину комнату заглянул папа, посмотрел на рисунки сына и засмеялся.
— Ха-ха-ха, а еще говорят: хорошо, что коровы не летают!
И Ваня заметил, как у папы на носу выскочила маленькая, но очень рыжая веснушка…

© Ксения Беленкова , 2009

2 2 комментария
  1. интересный и приятный рассказ))) спасибо
    24 декабря at 17:08
  2. Люблю такие рассказы. Спасибо.
    17 апреля at 21:55
Оставить комментарий

  • Спасибо cтудии Dvis за предоставление хостинга и поддержку. Вам всем – за посещение, внимание и участие в работе проекта. Мне самому – за настройку пламенного мотора и за то, что не забросил эту идею
    Сотрудничество Авторы Контакты